Инструкция DIGNITAS PERSONAE о некоторых вопросах биоэтики

Опубліковано о. Олег Вчення

Введение

1. Достоинство личности должно быть признано для каждого человека от момента зачатия до естественной смерти. Этот естественный принцип, который выражает большое  “да”человеческой жизни,должен быть помещен в центр этического суждения о биомедицинских исследованиях, приобретающих все большее значение в сегодняшнем мире. Учение Церкви уже высказывалось несколько раз с целью разъяснить и решить соответствующие моральные проблемы. Особенное значение в этой области имеет Инструкция Donum vitae [1], хотя через двадцать лет после публикации возникла необходимость обновления этого документа.

Упомянутая Инструкция сохраняет, тем не менее, свою  значимость как в области используемых принципов, так и в высказанных моральных оценках. Новые биомедицинские технологии, внедренные в деликатную область жизни человеческого существа и семьи, особенно в секторе исследований на человеческих эмбрионах и использования стволовых клеток с терапевтическими целями, а также и другие области экспериментальной медицины, провоцируют дальнейшие вопросы, которые требуют ответов.  Скорость развития наук и распространение результатов исследований при помощи средств информации провоцируют во все более обширных областях ожидания и замешательство в общественном мнении. С целью юридического урегулирования таких проблем, законодательные собрания вынуждены часто примать решения, привлекая к этому народных консультантов.

Эти причины привели к тому, что Конгрегация по вопросам веры разработала новую доктринальную инструкцию, освещающую некоторые новые проблемы в свете критериев, провозглашенных в Donum vitae, а также анализирует уже обсуждавшиеся темы, к которым необходимо дать дальнейшие объяснения.

2. В процессе этого экзамена всегда учитывались научные аспекты, анализируемые Папской академией «За жизнь», а также принципы христианской антропологии, следование которым контролировалось многими экспертами. Энциклики Иоанна Павла IIVeritatis splendor [2] и Evangelium vitae [3] и другие документы Учения Церкви содержат ясные указания, какими должны быть метод и содержание для анализа рассматриваемых проблем.

В пестрой философской панораме сегодняшних ученых и философов возможно различить квалифицированных специалистов, которые в духе клятвы Гиппократа, видят в медицине служение слабому человеку, через лечение болезней, облегчение страданий  и расширение медицинских услуг в справеливости для всего человечества. С другой стороны, нет недостатка в философах и ученых, рассмтривающих возрастающий рост биомедицинских технологий в перспективе по существу евгенической. 

3. Католическая Церковь, предлагая моральные принципы и оценки для биомедицинских исследований человеческой жизни, опирается как на разум, так и на веру. При этом  разрабатывается интегральный взгляд на человека и его призвание, принимающий все хорошее, что происходит от дел человека и от культурных и религиозных традиций, которые не редко проявляют большое уважение к жизни.

Учение несет слово воодушевления и доверия культурной перспективе, которая видит науку как драгоценное служение жизни и достоинству каждого человека как интегральному благу.   Церковь, кроме того, смотрит с надеждой на медицинские исследования, выражая пожелание, чтобы многие христиане посвящали себя прогрессу в биомедицине и свидетельствовали в этой области о собственной вере. Церковь желает также, чтобы результаты этих исследований были доступны для бедных и пораженных болезнями, чтобы ответить на срочные и драматические нужды с точки зрения человеколюбия. И последнее, Церковь желает быть рядом с каждым страдающим духом и телом, предлагая не только утешение, но также свет и надежду, которые придают смысл периодам болезни и опыту смерти, которые являются частью человеческой жизни, знаками исории, открывая ее на таинство Воскресения. Взгляд Церкви полон доверия, потому, что «жизнь победит: это для нас твердая надежда. Да, жизнь победит, потому что по стороне жизни стоят истина, добро, радость, истинный прогресс. По стороне жизни стоит Бог, который любит жизнь и дает ее с избытком» [4]

Данная Инструкция обращается к верным, и ко всем ищущим истины[5]. Она состоит из трех частей: первая часть обсуждает антропологические, теологические и этические аспекты фундаментального значения; вторая часть содержит новые проблемы, касающиеся зачинания жизни; третья часть анализирует некоторые новые терапевтические предложения, в которых содержатся манипуляции с эмбрионами или с генетическим материалом человека.

Часть первая: Антропологические, теологический и этические аспекты человеческой жизни и прокреации

 

4.   В последние десятилетия медицинские науки накопилп значительные знания о жизни человека в ее начальных стадиях, о биологических структурах человека и о процессе его размножения. Эти достижения являются бесспорно позитивными, когда направлены на преодолению или коррекцию патологий, или способствуют восстановлению нормального течения процессов размножения. Они становятся негативными, и поэтому мы не можем их разделять, если они включают убийство человеческих существ или используют средства, унижающие достоинство личности или цели их противоположны интегральному благу человека.   

Тело человека, начиная с первых стадий существования, никогда не может ридуцироваться до совокупности составляющих его клеток. Тело эмбриона развивается согласно хорошо определенной «программе» и собственной целью, которая проявляется в рождении каждого ребенка.

Здесть уместно вспомнить фундаментальный этический критерий, высказанный в Donum vitaeдля оценки все моральные вопросы связанные с вмешательствами в человеческий эмбрион: «Плод размножения человека от первого момента своего существования, то есть, начиная от зиготы, требует безусловного уважения, которое, с точки зрения морали,  принадлежит человеку в полноте его тела и духа.  Человек должен быть уважаем и рассматриваться как личность от момента зачатия и, с этого самого момента для него должны быть признаны права личности, среди которых, прежде всего, - неотъемлимое право  каждого невинного человека на жизнь. [6].

5. Это утверждение этического характера, признаваемая правильной и  соответствующей натуральному моральному закону, следуя тому же самому принципу, должна ложиться в основу любой юридической системы[7]. Это утверждение предполагает истину онтологического характера, в силе которой упомянутая Инструкция подчеркивает, отталкиваясь от твердых научных знаний,  непрерывность развития человеческого существа.

Если инструкция Donum vitaeне определила, что эмбрион – это личность, чтобы не слишком вдаваться в утверждение философского характера, тем не менее, указала, что существует внутренняя связт между онтологическим измерением и специфической ценностью каждого человеческого существа. Даже если присутствие духовной души не может быть подтверждено ни одним экспериментальным исследованием, существуют заключения науки об эмбрионе человека, представляющие «драгоценное указание для того чтобы распознать разумом личностное присутствие в этом первом появления человеческой жизни: как же может человеческий индивидуум не быть личностью?» [8]. Действительность человеческой жизни такова, что на всем ее протяжении, до и после рождения, не позволяет утверждать, ни изменения природы, ни ступенчатости моральной ценности, так как обладает полной антропологической и этической квалификацией.  Эмбрион человека, таким образом, обладает с самого начала достоинством личности.

6. Уважение такого достоинства принадлежит каждому человеческому существу, так как оно несет на себе несмываемые отпечатки собственного достоинства и собственной ценности. С другой стороны, истоки человеческой жизни, в аутентичных условиях, находятся в супружестве и в семье, где появляется в действии, выражающем любовь и уважение между мужчиной и женщиной. Во истину ответственное, по отношению к ребенку, зачинание жизни «должно быть плодом супружества» [9].

Супружество, существующее во все временах и культурах, «было мудро и провиденциально установлено Богом творцом чтобы реализовать в человечестве свой проект любви. Через взаимную самоотдачу, их собственную и эксклюзивную, супруги стремятся к объединению своих личностей, через которые они совершенствуют друг друга, чтобы сотрудничать с Богом в производстве на свет и воспитании новых жизней» [10].    В плодности супружеской любви мужчины и женщины «становится очевидным, что источник их супружеской жизни есть искреннее «да» которое провозглашается и живется во взаимности, оставаясь всегда открытым на жизнь… Естественный закон, который основан на признании истинного равенства личностей и народов, должен быть признан источником, питающим также отношения между супругами в их отвественности в рождении новых детей [11]. Передача жизни вписана в природу, законы которой неизменны как неписанная норма, о которую все должны опираться».

7. Церковь уверенна в том, что человек не только принят и уважаем через веру, но верой же очищаем, возвышаем и  ям      . Бог, после того как сотворил человека по своему образу и подобию (пор. Быт1,  26), квалифицировал свое творение как «очень хорошее» (Быт  1, 31) чтобы потом принять ее в Сыне (пор. Ин 1, 14). Сын Божий в Тйне воплощения подтвердил достоинство тела и души, составляющих человека. Христос не лишил достоинства телесность человека, но в полнотн вознес ее значение и ценность: «в сущности только в тайне воплощенного Слова освещается истинным светом тайна человека» [12].

Становясь одним из нас Сын делает возможным то, что мы можем стать «детьми Божьими» (Ин 1, 12), «участниками божественной природы» (2Пт1, 4). Это новое измерение не противоречит достоинству творения, признаваемому разумом всеми людьми, но его возносит к следующему горизонту жизни, собственной жизни Бога, и позволяет рассуждать более адекватно о человеческой жизни и о действиях, приводящих к ее появлению   [13].

В свте этих данных веры, необходимо еще более подчеркивать и усиливать уважение человеческого индивидуума, вытекающее из рассуждения: не существует противопоставления между достоинством и святостью человеческой жизни. «Различные способы, которыми Бог влияет на мир и человека на протяжении истории, не только не исключают друг друга, но напротив, взаимо поддерживаются и взаимопроникают. Все возникают и завершаются в вечном мудром и полном любви проекте, в котором Бог предназначает людей «соответствовать   образу своего Сына» (Рм 8, 29) [14].

8. Отталкиваясь от этих двух измерений, человечности и божественности, можно лучше понять неприкосновенную ценность человека: он  обладает вечным призванием и призван разделить любовь в Троице живого Бога.

Эта ценность относится нерушимо ко всем. Исходя из факта своего существования, каждый человек должен быть в полноте уважаем.  Критерии дескриминации достоинства на основании биологического, психического, культурного развития, а также состояния здоровья,  должны быть исключены. В человеке, созданному по образу Бога, отражается, в каждой фазе его существования, «лицо его Единородного Сына… Эта бесконечная и почти непостижимая любовь Бога к человеку открывает, до какого момента личность человека достойна быть любимой в себе самой, независимо от какого либо другого размышления – умственные способности, красота, здоровье, молодость, порядочностьи т.д. В заключение, человеческая жизнь это всегда благо, поскольку «является проявлением Бога в мире, знаком Его присутствия, отпечаток Его славы» (Evangelium vitae, 34)» [15].    

9. Эти два измерения жизни, естественное и сверхъестественное, помогают понять лучше, в каком смысле действия, которые приводят к началу существования человеческого существа, в которых мужчина и женщина взаимно отдаются друг другу, являются отражением тринитарной любви.  «Бог, который есть любовь и жизнь, вложил в мужчину и женщину призвание к особенному участию в своем таинстве объединения личностей и в своем деле Творца и Отца[16].

Христьянское супружество «погружает свои корни в естественную комплиментарность , существующую между мужчиной и женщиной, и питается через собственное желание спругов разделить целостный проект жизни, что имеют и кем являются: поэтому такой союз является плодом и знаком глубоко человечной потребности. Но в Господе Христе,  Бог принимает эту человеческую потребность, ее подтверждает, очищает и возвышает, ведет ее к совершенству в таинстве брака: Святой Дух, нисходящий во время совершение обряда дает христянским супругам дар нового союза любви, являющимся живым и реальным изображением этого неповторимейшего единства, которое творит Церковь невидимым мистическим Телом Господа Иисуса» [17].

10. Церковь, когда судит об этической валентности некоторых результатов недавних медицинских  исследований, касающихся человека и его происхождения, не входит собственно в область медицинской науки, но призывает всех заинтересованных к социальной и этической ответственности за их деятельность. Напоминает им, что этическая ценность биомедицинской науки измеряется на основании как неотъемлимого уважении, надлежащего каждому человеку, во все моменты его существования, так и на опеке специфики персональных действий, которые передают жизнь. Учение возвращается к своей миссии помогать формированию знаний, научая искренне истине, которая есть Христос, и одновременно провозглашая и подтверждая авторитарно моральные принципы, возникающие из самой человеческой природы[18].

11. В свете изложенных выше принципов подвергнем теперь анализу некоторые проблемы, относящиеся к прокреации, возникшие и лучше офовмившиеся в годы, последующие публикации Инструкции Donum vitae.

Часть вторая: Новые проблемы, относящиеся к прокреации

Технологии лечения бесплодия

12. Что касается лечения бесплодия, новые медицинские технологии должны уважать три фундаментальных блага: а) право на жизнь и физическую целостность каждого человеческого существа от момента зачатия до естественной смерти; б) единство супружества, состоящее во взаимном уважении супругами к права стать отцом и матерью только один через другого[19]; в) специфически человеческие ценности сексуальности, которые «требуют, чтобы зачинание человеческой личности должно происходить как плод специфического акта любви между супругами» [20]. Технологии, позволяющие  помочь в бесплодии не должны отвергаться как искусственные. Сами по себе они демонстрируют возможности искусства медицины, но должны уважать моральные ценности, имея ввиду достоинство человеческой личности, призванной реализовать божественное предназначение к дару любви и дару жизни» [21].

В свте этого критерия должны быть исключены все методы гетерологического[22] и гомологического искусственного оплодотворения[23] , поскольку они замещают половой акт. С другой стороны, допустимыми являются технологии, помогающие половому акту и его плодовитости. Инструкция Donum vitae  высказывается так: «Врач, служащий людям в прокреации не имеет права ни реать ни распоряжаться ними. Медицинское вмешательство в этой области уважает достоинство личности, когда помогает нормально протекающему половому акту, как в облегчении осуществления, так и достижения его цели[24]. О гомологичном искусственном осеменении говорит: «Гомологичное искусственное оплодотворение внутри супружества не может применяться, кроме случая, когда техниченское средство не замещает половой акт, но действует как облегчение и помощь в достижении его естественной цели» [25].

13. Бесспорно, являются разрешенными вмешательства, устраняющие препятствия к естественной плодности, как например, гормональное лечение гонадного бесплодия, хирургическое лечения эндометриоза, расширение или микрохирургическое восстановление проходимости маточных труб. Все эти техники могут рассматриваться как истинная терапия, которая, устранив однажды причину бесплодия, позволяет половым актам достичь прокреативной цели, без вмешательства врача непосредственно в половой акт. Ни одна из этих технологий не заменяет полового акта, единственного достойного средства  истинно ответственной прокреации.

Чтобы выйти навстречу желанию многим бесплодным парам  иметь детей, было бы уместно воодушевлять, помогать и облегчать при помощи доступныз юридических средств, процедуру усыновления многих детей-сирот, нуждающихся, для нормального развития, в домашнем очаге. И, наконец, заметим, что достойны поддержки исследования и вложения, посвященные профилактике бесплодия.

Оплодотворение in vitro и преднамеренное умерщвление эмбрионов

14. Тот факт, что оплодотворениеinvitroочень часто включает в себя умышленное убийство эмбрионов был уже освещен в инструкции Donum vitae [26]. Некоторые думали, что это происходит за счет несовершенной пока технологии. Последующий опыт показал, что напротив, что все техники оплодотворения invitroосуществляются так, как будто человеческий эмбрион был бы простой клеточной массой, которые можно использовать, отбирать и уничтожать.

Это верно, что одна третья всех женщин, прибегающих к искусственной прокреации, достигает цели и получает ребенка. Необходимо отметить, что отношение количества произведенных эмбрионов и рожденных детей таково, что число загубленных эмбрионов огромно[27]. Эти потери принимаются специалистами по искусственному оплодотворению как цена, которую необходимо заплатить за положительный результат. В действительности, очень тревожным является тот факт, что специалисты в этой области стремятся увеличить количество рожденных детей относительно женщин, начинающих процедуту, но никто не интересуется в серьез правом на жизнь каждого отдельного эмбриона.

15. Часто возражают, что такие потери, как будто, не входят в намерения, или даже являются противными воле родителей и медиков. Утверждается, что речь идет о рисках, не намного превышающих те, которые бывают в процессе естественного оплодотворения, и что желать передать жизнь без всякого риска потерь, значило бы вообще отказаться от этого. Верно, что не все потери эмбрионов во время оплодотворенияinvitroимеют одни и те же отношения с волей заинтересованных субъектов. Но верно также и то, что во многих случаях оставление без опеки, разрушение или потери эмбрионов предвидимы и желаемы.

Эмбрионы, полученные in vitro и обладающие дефектами, прямо уничтожаются. Все возрастает число пар, которые не являются бесплодными, и которые прибегают к оплодотворению в пробирке только для того, чтобы имть возможность произвести генетический отбор своих детей. Во многих странах стимуляция женского цикла для получения большого числа яйцеклеток, потом оплодотворяемых, стала уже обычной практикой. Среди полученных эмбрионов определенное количество переносится в матку, остальные замораживаются на случай будущих репродуктивных вмешательств. Цель множественного переноса состоит в том, чтобы обеспечить, насколько возможно,   имплантацию как минимум одного эмбриона. Средством, применяемое для достижения этой цели, является использование большего количества эмбрионов, чем желаетмых детей, предвидя что будут потери, и что, в любом случае, множественная беременность нежелательна. Таким образои техника множественного переноса является, в чистом виде, инструментализацией эмбрионов.  Поражает факт, что нипрофессиональная деонтология, ни медицинская администрация не допускает ни в какой другой области медицины мероприятий с аким высоким уровнем риска негативных и фатальных последствий.

Фактически, техники оплодотворения invitroпринимаются людьми потому, что эмбрион не достоин полного уважения, т.к. это достоинство вступает в конкуренцию с интересами, которые нужно удовлетворить.

Это, часто замалчиваемая грусная реальность, и deltuttodeprecabile, поскольку «различные техники искусственного оплодотворения, которые кажутся предназначенными служить жизни, и которым не редко прибегают именно с этой целью, фактически открывают двери действиям после жизни»  [28].

16. Церковь признает этически неприемлимым разобщение прокреации и интегрально-личностного контекста полового акта [29]: человеческая прокреация – это персональный акт пары мужчины и женщины, который нельзя ничем заместить. Спокойное принятие очень высокого уровня абортивности в технологиях оплодотворения invitroкрасноречиво показывает, что замена полового акта технической процедурой, кроме того, что не сохраняет должного уважения к прокреации, которую нельзя низводить только к репродукции, вносит свой вклад в ослабление сознательного уважения присущего каждому человеческому существу. Признание такого уважения приходит из супружеской интимности, оживленной их любовью. 

Церковь признает законность желания ребенка и понимает страдания супругов, удрученные бесплодием. Тем не менее, такое желание не может быть противопоставлено достоинству каждой человеческой жизни вплоть до доминирования над ней. Желание ребенка не можеи оправдать его «продукцию», так же как и не желание иметь уже зачатого ребенка не оправдывает оставления его или разрушения.

Фактически, создается впечатление, что некоторые исследователи, лишенные каких-либо  этических ориентиров и сознающие потенциалы, заключенные в технологическом прогрессе, следуют только субъективным желаниям[30] и, так сильному в этой отрасли, экономическому давлению. Перед лицом инструментализации человеческого существа на эмбриональной стадии развития, уместно повторить, что «любовь Божья не различает только зачатого в лоне матери, новорожденного, подростка, человека зралого или пожилого. Не делает различий потому, что в каждом из них важность собственного образа и подобия ... Поэтому Учение Церкви постоянно провозглашает сакральность и неприкосновенность каждой человеческой жизни, от зачатия до естественной смерти»  [31]

Внутрицитоплазматическая инъекция сперматозоидов (Intracytoplasmic Sperm Injection (ICSI))

17. Среди новых технологий искусственного оплодотворения все более особое место занимает  внутрицитоплазматическая инъекция сперматозоидов (Intracytoplasmic Sperm Injection (ICSI)) [32]. ICSI применяется из-за наибольшей эффективности и из-за возможности преодолеть некоторые формы мужского бесплодия [33].

Как вариант оплодотворения в пробирке, ICSI – это технология недопустимая из-за своего устройства: предусматривает полное разобщение прокреации и полового акта. Фактически, также и ICSI «производится вне тела супругов, через действия третьих лиц, компетентность которых определяет успех вмешательства; ICSI доверяет жизнь и идентичность эмбриона способностям биологов и медиков и утверждает доминирование техники над происхождением и предназначением человеческой личности. Отношения доминирования находится в противоречии с достоинством и равенством, общих для родителей и детей. Зачатие invitroявляется результатом технического действия, ведущей к оплодотворению; оно не производится и не желается как выражение плода специфического объединения супругов» [34].

Замораживание эмбрионов

18. Один из методов, применяемых для повышения уровня положительных результатов при оплодотворении invitro– это увеличение числа попыток. Чтобы не повторять забор яйцеклеток у женщины, прибегают к одному единственному забору многих яйцеклеток, после которого следует замораживание значительной части полученных invitroэмбрионов [35]. Это делается для того, чтобы иметь эмбрионы для второго цикла оплодотворения, в случае неудачи первой попытки, или для следующей беременности, если того пожелают родители. Часто замораживают также и эмбрионы предназначенные для первой пересадки, поскольку гормональная стимуляция женского цикла производят эффекты, после которых рекомендуется подождать нормализации физиологических условий прежде чем производить пересадку эмбриона в материнское лоно.

Замораживание несовместимо с уважением, которое необходимо оказывать человеческим эмбрионам: предполагает производство invitro; подвергает высокому риску смерти или повреждения физической целостности, поскольку многие не выживают после замораживания и размораживания; лишает их, по крайней мере временно, принятия и гестации в лоне матери; помещает их в ситуацию, когда они могут быть подвергнуты дальнейшим унижениям и манипуляциям [36].

Большинство неиспользованных эмбрионов остаются «сиротами». Их родители о них не спрашивают, и часто теряется всякий след. Этим объясняется существование складов тысяч и тысяч замороженных эмбрионов практически во всех странах, где практикуется оплодотворение в пробирке.

Что касается большого количества уже существующих замороженных эмбрионов,  встает вопрос: что с ними делать? Некоторые задают этот вопрос не заботясь об этической стороне, мотивируемые единственно тем, что есть закон, по которому, по истечению определенного времени, депозиты с эмбрионами должны быть опустошены и заполнены новыми. Другие, напротив, понимают, что имела место большая несправедливость испрашивают, как ее исправить.

19. Ясно, что неприемлимыми являются предложения использовать такие  эмбрионы для исследований или для терапевтических целей, поскольку это приводит к тому, что эмбрионы трактуются как простой «биологический материал», а также к разрушению эмбрионов. Также неприемлимым является предложение разморозить этих эмбрионов без реактивирования, и использовать их для исследований так как если бы это были обычные трупы[37].

Также предложение отдать их в распоряжение бесплодных пар как «терапию бесплодия», этически неприемлимо по тем же самым причинам, КОТОРЫЕ ДЕЛАЮТ НЕДОЗВОЛЕННЫМИ гетерологическое ОПЛОДОТВОРЕНИЕ в пробирке, а также все формы суррогатного материнства [38]; эта практика принесла бы потом разные другие проблемы медицинского, психологического и юридического толка.

Кроме того, было внесено предложение, только с целью дать возможность родиться этим человеческим существам, в другом случае обречеммым на разрушение, произвести форму «пренатального усыновления». Такое предложение, похвальное в намерении защиты чеорвеческой жизни, содеожат, тем не менее, различные проблемы, не отличающиеся от перечисленных выше.

Следует подчеркнуть, что тысячи эмбрионов в состоянии окончательной оставленности, находятся в ситуации фактически невосстанавливаемой несправедливости. Поэтому Иоанн Павел II бросил «призыв к ответственным людям в мире, особенно врачам, чтобы продукция человеческих эмбрионов была остановлена. Имеется ввиду, что не существует морально положительного выхода для судьбы тысяч и тысяч «замороженных» эмбрионов, которые являются и остаются навсегда полноправными собственниками основных прав, а значит требующих юридичекой опеки как человеческие личности» [39].

Замораживаниеяйцеклеток

20. Чтобы избежать серьезных этических проблем криоконсервации эмбрионов, в области оплодотворения invitroбыло внесено предложение замораживать яйцеклетки [40]. Однажды,планируя несколько циклов оплодотворения, осуществляется забор определенного количества яйцеклеток, предполагается оплодотворять только те,  которые будут пресаживаться немедленно, остальные должны замораживаться для того, чтобы  быть оплодотворенными позже, в случае неудачи предядущих циклов.

По этому поводу необходимо уточнить, что замораживание яйцеклеток в тракте оплодотворения в пробирке считается морально неприемлимым.

Редукция эмбрионов

21. Некоторые технологии искусственного оплодотворения, прежде всего, пересадка большого количества эмбрионом в матку, создали условия для того, что значительно возросло количествомножественных беременностей. Из-за этого возникла идея осуществлять так называемую эмбриональную редукцию, которая состоит во вмешательстве, предполагающем уменьшение количества эмбрионов или плодов в материнском лоне, путем их прямого уничтожения. Решение уничтожать человеческие существа, в прошлом очень желаемые, парадоксально, и часто приводит к страданиям и чувству вины, которые могут длиться годами.

С этической точки зрения, эмбриональная редукция – это  аборт,  выполненный  в намерении селекции. Речь фактически идет о намеренном и прямом уничтожении одного или более невинных человеческих существ в начальной фазе их существования, и как таковое всегда является тяжелым моральным беспорядком  [41].

Аргументы, предлагаемые для этческого оправдания эмбриональной редукции основаны часто на аналогиях с естественными катастрофами или чрезвычайными ситуациями, во  время которых, не смотря на добрые намерения каждого, невозможно спасти всех. Эти аналогии не могут никоим образом обосновать положительную моральную оценку  прямой абортивной практики. В других случаях обращаются к моральным принципам, таким как принцип меньшего зла или двойного эффекта, которые здесь неприемлимы. Никогда не допустимо производить действие, которое само в себе является  преступным, даже с точки зрения хорошей цели: цель не оправдывает средства.

Преимплантная диагностика

22. Преимплантная диагностика – это форма пренатальной диагностики, связанная с технологиями оплодотворения в пробирке. Она предусматривает  генетический диагноз полученных invitroэмбрионов, прежде их переноса в материнское лоно. Это производится с целью быть уверенным, что эмбрионы, перенесенные в матку не несут дефектов, или являются определенного пола, или обладает определенными качествами.

В отличие от других форм пренатальной диагностики, где диагностическая фаза хорошо отделена от возможного уничтожения, и когда родители имеют свободу принять больного ребенка, в преимплантных диагнозах уничтожение эмбриона «подозреваемого» в том, что он обладает хромосомными или генными дефектами,  нежелательными качествами или является нежелательного пола, следует немедленно. Преимплантная диагностика всегда связана с искусственным оплодотворением, и уже поэтому сама в себе преступна. Она имеет целью отбор качества с последующим уничтожением эмбрионов, и оценивается как ранний аборт. Преимплантная диагностика является, таким образом, выражением евгенической ментальности, «которая принимает селективный аборт, чтобы не допустить рождения детей с различными аномалиями. Такая ментальность унижает человеческое достоинство, поскольку берет на себя смелость измерять ценность человеческой жизни только на основании параметров нормы и благоденствия физических, открывая, таким образом, дорогу к оправданию также инфантицида и эвтаназии  [42].

Трактуя человеческий эмбрион как простой «лабораторный материал», речь идет об изменении и дискриминации самого понятия человеческого достоинства. Достоинство принадлежит в равной степени каждому отдельному человеку и не зависит от проекта родителей, социальных условий, культурной формации, состояния физического развития. Если в другие времена, не смотря на общее принятие и потребность в концепции человеческого достоинства, практиковалась дискриминация по принципу расы, религии или социальных условий, сейчас прибегают к не менее тяжелой и несправедливой форме дискриминации, приводящей к непризнанию этического и юридического статуса человеческих существ, пораженных тяжелыми патологиями и инвалидностью: это приводит к забвению того, что  больные и инвалиды не являются маргинальной категорийей, поскольку болезнь и инвалидность принадлежат человеческому состоянию и касаются всех от первого лица, даже когда и не  присутствуют в прямом виде. Такая дискриминация аморальна и должна рассматриваться юридически неприемлимой, так же как необходимо уничтожить культурные, экономические и социальные барьеры,  расшатывающие полное признание и заботу о больных и инвалидах.

Новые формы интерцептивных и контрагестационных средств

23. Вместе с истинно контрацептивными средствами, которые подавляют зачатие после полового акта, существуют другие технические методы, действующие после оплодотворения, когда эмбрион уже существует, до или после имплантации в матке. Эти техники называются интерцептивными, если действуют на эмбрион перед его имплантацией в матку, и контрагестационными, если провоцируют уничтожение только что имплантировавшегося зародыша. 

Для способствованию распространению интерцептивных средств[43], часто утверждается, что механизм их действия недостаточно изучен. Верно, что не всегда мы обладаем полным знанием о механизмах действия спользуемых фармакологических средств, но эскпериментальные исследования показывают, что эффект подавления имплантации несомненно присутствует, даже если это не означает, что интерцептивные средства провоцируют аборт во время каждого использования, даже потому, что не всегда после полового акта наступает оплодотворение. Тем не менее, следует отметить, что тот, кто желает подавить имплантацию возможно зачатого эмбриона, и для этого просит или прописывает подобные препараты, имеет полную абортивную мотивацию.

Когда констатируется задержка менструации, прибегают к контрагестационным средствам [44], которые применяют обычно в течение одной- двух недель после обнаружения задержки. Провозглашаемая цель – это вызов менструации, что на практике является абортированием только что имплантированного эмбриона.

Как известно, аборт – это любым способом выполненное намеренное и прямое убийство человеческого существа на первых фазах его существования от зачатия и до рождения» [45]. Таким образом, использование интерцптивных и контрагестационных средств относится к греху аборта и является тяжело аморальным. Более того, когда выясняется, что был точно осуществлен аборт, по каноническому праву следуют серьезные наказания  [46].

Часть третья: Новые терапевтические предложения, предусматривающие манипуляции с эмбрионом или с генетическим материалом человека

24. Знания, полученные в последние годы, открыли новые перспективы для регенеративной медицины и для терапии генетических болезней. Особенно большой интерес вызывают исследования эмбриональных стволовых клеток и их возможного терапевтического применения в будущем. Тем не менее, эти исследования до сегодняшнего дня не дали эффективных результатов, в отличие от исследований на взрослых стволовых клетках. С тех пор как некоторые стали трактовать, что терапевтические цели, возможно достижимые посредством использования эмбриоальных стволовых клеток, могут оправдать различные формы манипуляций и разрушение человеческих эмбрионов, сформировался целый комплекс вопросов в области генной терапии, клонирования и использования стволовых клеток, нуждающийся во внимательном моральном комментарии.

Генетическаятерапия

25. Под генетической терапией обычно подразумевается применение к человеку техник генетической инженерии с терапевтической целью. Следует отметить, что цель эта состоит в лечении генетических болезней, хотя недавно генетическая терапия стала применяться и для лечения ненаследственных болезней, в особенности рака.

Теоретически, генную терапию можно применять на двух уровнях: соматических и половых клеток. Генная соматическая терапия предполагает удаление или уменьшение генетических дефектов, имеющих место в соматических клетках, то есть в клетках нерепродуктивных, составляющих ткали и органы тела. В этом случае речь идет о вмешательствах в определенные клеточные структуры, которые дают эффект только для конкретного  индивида. Генная герминальная терапия подразумевает, напротив, коррекцию генетических дефектов, присутствующих в половых клетках, с целью передать полученные у индивидуума терапевтические эффекты, его возможным наследникам. Такие вмешательства могут быть осуществлены на эмбрионе до рождения – тогда говорят о генной терпи в матке – или после рождения, на ребенке или взрослом.

26. Для моральной оценки необходимо иметь ввиду эти различия. Действия с соматическими клетками с сугубо терапевтическими целями в принципе морально разрешены. Такие действия призваны восстановить нормальную генетическую структуру субъекта или противостоять дефектам, вызванным актуальными генетическими аномалиями, или другими, связанными с ними патологиями. Принимая во внимание, что генная терапия может быть связана с большим  риском для здоровья пациента, необходимо применить главный деонтологический принцип, согласно которому, чтобы применить то или иное терапевтическое вмешательство, необходимо быть уверенным, что связанные с ним риски не будут избыточными и непропорциональными относительно тяжести патологии, которую нужно лечить. Необходимо также информированное согласие пациента или его законного представителя.

Иной является моральная оценка герминальной генной терапии. Любая генная модификация, осуществленная в половых клетках одного субъекта, может быть передана потом его возможным наследникам. Поскольку риски генетических манипуляций являются существенными и, до сих пор плохо контролируемыми,  для современного состояния этой области исследований морально неприемлимо допустить, что потенциальные повреждения, полученные во время вмешательства, будут переданы по наследству. В гепотезе применения генной терапии для эмбрионов, необходимо уточнить, что она применима только в контексте технологий искусственного оплодотворения, а значит несет на себе все этические ответственности за такие процедуры. Исходя из изложенного, следует подчеркнуть, что на сегодяшний момент, генная герминальная терапия во всех своих флрмах морально запрещена.

27. Специальное рассуждение следует посвятить гипотезе применения генной инженерии для нетерапевтических целей. Есть некоторые, кто представляет себе возможность применять технологии генной инженерии с предполагаемыми целями улучшения генетической базы. В некоторых из этих предложений присутствует некоторого рода неудовлетворенность или даже отвержение ценности человека как законченного творения и личности. Кроме технических трудностей реализации, со всеми реальными и потенциальными сопровождающими рисками,   прежде всего выделяется факт, что такие малипуляции подразумевают евгеническую ментальность и вводят непрямую социальную стигматизацию относительно тех, кто не обладает особенными способностями, и возвышают способности, особо почитаемые в определенных культурах или обществах, способности, которые сами по себе не составляют человеческой специфики. Это противоречит фундаментальной истине о равенстве всех людей, или принцип справедливости, нарушение которого, в конце концов, может привести к нарушению мирного сожительства индивидуумов. С другой стороны, кто может указать, какие изменения считать позитивными, а какие нет, или какими болжны быть пределы индивидуальных требований к предполагаемому улучшению, если станет практически невозможно осуществить желания каждого отдельного человека. Любой возможный ответ на эти вопросы был бы основан на непрямых и спорных критериях.Все это приводит к заключению, что перспектива такого вмешательства, рано или поздно, навредит общественному благу, подразумевая превосходство воли одних в ущерб свободы других. Необходимо отметить также, что создание нового типа человека имеет также идеологическое измерение, предплагая замену Творца.  

Утверждая этическую негативность этого типа вмешательств, которые подразумевают несправедливое доминирование человека над человеком, Церковь призывает к необходимости вернуться к перспективе лечения и принятия человеческой жизни в условиях ее конктерного исторического предназначения.

Клонирование человека

28. Под клонированием человека подразумевается бессексуальное и безгаметное воспроизведение целого организма человека с целью произвести одну или более «копий» с генетической точки зрения абсолютно идентичных единственному родителю[47].

Клонирование было предложено с двумя фундаментальными целями: репродуктивной, то есть для рождения клонированного ребенка, и терапевтической или исследовательской. Репродуктивное клонирование призвана, в теории, удовлетворить некоторые особенные нужды, как например,  контроль эволюции человека; селекция людей с высокими качествами; выбор пола будущего ребенка; продукция ребенка, являющегося «копией» другого; продукция ребенка для пары, страдающей формой бесплодия, другими мерами неисцеляемого. Терапевтической клонирование, напротив, было предложено как инструмент продукции эмбриональных стволовых клеток с преопределенным генетическим кодом, что необходимо для преодоления проблемы отторжения (иммунной несовместимости). Эта тема связана с темами стволовых клеток.

Попытки клонирования возбудили волнения во всем мире. Различные организации на национальном и международном уровнях выразили негативные оценки клонирования человека, и в подавляющем большинстве стран  оно было запрещено.

Клонирование человека незаконно само в себе, поскольку доводит до крайности этическую негативность технологий искусственного оплодотворения, предполагает дать начало человеческому существу без тесной связи с другим во взаимном даре двух супругов, и более радикально, без связи с сексуальностью. Такие условия открывают возможности для тяжелых злоупотреблений и манипуляций с достоинством человека[48].

29. Если клонирование имеет репродуктивную цель, оно возлагает на клонируемый субъект предопределенный генетический код, подчиняя его – как уже было сказано – определенной форме биологического рабства, от которого трудно освободиться. Факт, что  одна личность имеет наглость присвоить право определять генетические характеристики другой личности, представляет тяжелое унижение достоинства этой последней и фундаментальное неравентво людей.

Из особенных отношений, которые существуют между Богом и человеком с первого момента существования, происходит оригинальность каждой личности, которая обязывает уважать ее единственность и целостность, включая биологическую и генетическую. Каждый из нас встречает в другом человека, который обязан своим существованием и собственными характеристиками любви Божей. Только любовь супругов является посредничесвом между любовью Бога и его плана Творца и Отца небесного.

30. С этической точки зрения еще более тяжелым является так называетмое, терапевтическое клонирование. Творить эмбрионы с целью их разрушить, даже с целью помочь больным, является несовместимым с достоинством человека, поскольку делает из человеческого существа, пусть на эмбриональной стадии развития, ничего более, чем инструмент, который будет использован и зазрушен. Тяжело неморальным является пожертвовать человеческой жизнью с терапевтической целью

Этические возражения, возникающие со многих сорон против терапевтического клонирования, и против человеческих эмбрионов, сформированныхinvitro, подтолкнуло некоторых исследователей предложить новые техники, которые делают возможным произвести стволовые клетки эмбрионального типа без разрушения человеческих эмбрионов [49]. Эти предложения высзвали много вопросов как научных, так и этических, касающиеся, прежде всего, онтологического статуса «продукта», полученного таким путем. Пока эти сомнения не прояснились, необходимо иметь в виду то, что подчеркивает энциклика Evangelium vitae: «ставка в этой игре такова, что с точко зрения моральной обязанности, достаточно только возможности, что мы находимся перед личностью, чтобы оправдать самое решительное запрещение каждого вмешательства, могущего уничтожить человеческий эмбрион» [50].

Терапевтическое использование стволовых клеток.

31. Стволовые клетки – это недифференцированные клетки, обладающие двумя фундаментальными характеристиками: а) длящаяся способность размножаться без дифференцировки; б) дать начало промежуточным прогениторным клеткам, от которых происходят высоко дифференцированные клетки, на пример, нервные, мышечные, клетки крови.

С тех пор как стало подтверждено экспериментально, что стволовые клетки, будучи пересажены в поврежденную ткань, стремятся восполнить недостаток клеток и регенерируют ткань, для регененративной медицины открылись новые перспективы, вызвавшие огромный интерес исследователей всего мира.

У человека, на сегодняшний день известные источники стволовых клеток это: эмбрион на первых стадиях развития, плод, пуповинная кровь, различные взрослые ткани (костный мозг, пуповина, головной мозг, паренхима различных органов) и амниотическая жидкость. Сначала исследования концентрировались вокруг эмбриональных стволовых клеток, поскольку считальсь, что только они обладают высоким потенциалом  мультипликации и дифференцировки. Но многие исследвания показывают, что также взрослые стволовые клетки проявляют свою многогранность. Даже если эти клетки не обладают точно такой же способностью к обновлению и пластичность как стволовые клетки эмбрионального происхождения, тем не менее, исследования и эксперименты на высоком научном уровне показывают, что именно взрослые стволовые клетки дают более обнадеживающие результаты по сравнению с эмбриональными. Терапевтические протоколы, практикуемые сейчас, предусматривают использование взрослых стволовых клеток, и начаты многие исследования, которые открывают новые и обещающие горизонты. 

32. Для этической оценки необходмо рассмотреть как методы забора стволовых клеток, так и риски их клинического или экспериментального использования.

О том, что касается методов забора стволовых клеток, их нужно рассматривать, исходя из их происхождения. Считаются разрешенными те методики, которые не производят тяжелого урона субъекту, из которого получают стволовые клетки. Такие условия обычно наблюдаются в случае забора клеток: а) из тканей взрослого организма; б) из пуповинной крови во время родов; в) из тканей умерших естественной смертью. Забор стволовых клеток у живого человеческого эмбриона, напротив, вызывает неизбежное его разрушение, приводя к последствию категорически запрещенному. В этом случае «исследование, абстрагируясь от терапевтической пользы, не считаются во истину служащими человечеству. Они проходят, фактически через уничтожение человеческих жизней, которые имеют равное достоинство с остальными людьми, и с самими исследователями. Сама история осудила в прошлом и осудит в будущем такую науку, не только потому, что она лишена Божьего света, но также и потому, что лишена человечности» [51].

Использование эмбриональных стволовых клеток, или дифференцированных клеток, происходиящих из них, возможно поощряемые иными исследователями, уничтожая эмбрионы, или покупая клетки, ведет к серьезным проблемам сотрудничества со со злом и соблазна[52].

Что касается клинического использования стволовых клеток, полученных разрешенным способом, этических возражений нет. Тем не менее, должны быть соблюдены общие принципы деонтологии. Необходимо действовать с большой строостью и рассудительностью, снижая до минимума возможные риски для пациентов, облегчая общение ученых между собой, и представляя общественности полную информацию.

Следует поощрять и поддерживать исследования, касающиеся взрослых стволовых клеток, потому что они не несут этических проблем [53].

Попытки гибридизации

33. Недавно стали применяться яйцеклетки животных для рипрограммирования ядер соматических клеток человека – что обычно называют гибридным клонированием - , с целью экстрагировать эмбриональные стволовые клетки получаемых эмбрионов, не прибегая к яйцеклеткам человека.

С этической точки зрения такие процедуры унижают человеческое достоинство, по причине смешивания генетических элементов человека и животных, способных нарушить специфическую генетическую идентичность человека. Возможное использование стволовых клеток, полученных из таких эмбрионов, приволо бы также к дополнительным рискам для здоровья, пока неизвестным, по причине присутствия в их цитоплазме генетического материала животных. Подвергать человека таким риска морально и деонтологически неприемлимо.

Незаконное использование «биологического материала» человека

34. Для научных исследований и для производства вакцин или других продуктов часто используются клеточные линии, которые являются результатом незаконного действия против жизни или физической целостности человеческого существа. Это есть сотрудничество, прямое или непрямое, с незаконным действием, не смотря на то, что клетки делятся легко и в изобилии. Этот «материал» иногда бывает коммерциолизирован, иногда распределяется бесплатно в центры научных исследований государственными учреждениями, имеющими по закону такую обязанность. Это все содержит различные этические проблемы, связанные с сотрудничеством со злом и с соблазном. Уместно процитировать общие принципы, на основании которых работники с чистой совестью могут оценивать и прояснять ситуации, в которых могут оказаться в следствие своей профессиональной деятельнотси.

Прежде всего следует вспомнить, что та же самая моральная оценка аборта «может применяться к новым формам действий с человеческими эмбрионами, которые, обладая целями допустимыми, приводят к их неизбежному уничтожению. В случае экспериментов с эмбрионами, в растущей области биомедицинских исследований, юридичеки разрешенных в некоторых странах, … Использование эмбрионов или плодов человека является преступлением в отношении достоинства человеческих существ, которые имеют право на такое-же уважение как новорожденный или каждый человек» [54]. Этиформыэкспериментированиявсегдасоздаюттяжелыйморальныйбеспорядок[55].

35. Другой состав преступления возникает, когда исследователи применяют «биологический материал» незаконного происхождения, полученный в их центре научных исследований или приобретенный на рынке. Инструкция Donum vitaeсформулировала общий принцип, применяемый в этих случаях: «Трупы эмбрионов и плодов человека, намеренно абортированные или нет, должны уважаться как останки других человеческих существ. В особенности они не могут стать объектом манипуляций или аутопсии, если нет уверенности в их смерти, и без согласия родителей или матери. Более того, всегда должно быть соблюдено моральное требование, что не будет иметь места никакое соучастие с намеренным абортом, и что будет недопустим скалдал» [56]

В этом случае критерий независимости, провозглашаемый некоторыми этическими комитетами, является недостаточным, заключающимся в том, что этически допустимым является использование «биологического материала», полученного незаконным путем, если существует ясное разделение между теми, кто производит, замораживает и убивает эмбрионы, и теми, кто развивают научные эксперименты. Критерий независимости недостаточен для того, чтобы избежать противоречия в позиции, которая с одной стороны обязывает не производить несправедливости по отношению к другим, а с другой стороны принимает для работы «биологический материал», которые другие получают путем этой несправедливости. В случае, когда незаконность гарантируется законами, регулирующими систему здравоохранения и науку, необходимо дистанцироваться от преступных аспектов такой системы, чтобы не производить впечатления определенной терпимости или тактического принятия тяжело незакооных действий  [57]. Это внесло бы вклад в возрастание безразличия, если не способствования этим действиям в медицинских и политических кругах.

Иногда можно слышать возражения, что представленные рассуждения подразумевают, что исследователи с чистой совестью должны быть обязаны активно сопротивляться всем незаконным действиям в области медицины, избыточно расширяя, таким образом, их этическую ответственность. Обязанность избегать сотрудничества со злом и соблазна, фактически, требует их ординарной профессиональной деятельности, которую должны выполнять честно, и через которую должны свидетельствовать о ценности жизни, сопротивляясь тежело несправедливым законам. Необходимо уточнить, что обязаннсоть отказаться от такого «биологического материала» - даже в отсутствии какого либо сотрудничества исследователей с техниками икусственного оплодотворения или с теми, кто производит аборт, и в отсутствии договоренности с центрами искусственного оплодотворения – происходит от обязанности отделиться  в собственной исследовательской деятельности от тяжело несправедливой законодательной картины и ясно подтвердить ценность человеческой жизни. Поэтому приведенный выше критерий независимости необходим, но этически недостаточен.  

Естественно, внутри этой общей картины есть дифференцированная ответственность, и тяжелые аргументы могут быть морально пропорционируемы для оправдания упомянутого «биологического материала». Так, например, опасность для здоровья детей может дать право родителям применять вакцину, в приготовлении которой были использованы клеточные линии незаконного происхождения, оставляя в силе обязанность для всех демонстрировать собственное несогласие, и трабовать чтобы здравоохранение предоставляло другие виды вакцин. С другой стороны, важно учитывать, что при использовании клеточных линий незаконного происхождения ответственность тех, кто решает о продукции не идентична ответственности тех, кто не имеет власти решать. 

В контексте срочной мобилизации совести в помощи жизни, следует напомнить медикам, что «их ответственность сегодня гигантски возросла и находит глубокое воодушевление и сильную поддержку в истинном и  необходимом этическом измерении профессии медика, как признавала древняя и всегда актуальная клятва Гиппократа, согласно которой каждому медику вменяется в обязанность заботиться об абсолютном уважении к человеческой жизни и ее святости[58].

Заключение

36.Моральное учение Церкви неоднократно было обвиняемо в слишком многочисленных запретах. Фактически, это основано на признании и провозглашении всех даров, которые Творец вручил человеку, таких как жизнь, сознание, свобода и любовь. Поэтому особенное признание принадлежит не только познавательной деятельности человека, но также такие практики как работа и технология. При помощи этих последних человек участвует в Божественном могуществе творца, они призваны преобразить творение, поручая ему многие ресурсы для пользы достоинства и процветания всех людей и всего человека, и также стать хранителем их ценности и внутренней красоты.  

 Но история человечества видела как человек злоупотреблял и злоупотребляет вновь властью и способностями, доверенными ему Богом, давая место различным формам несправедливости, дискриминации и давления по отношению к более слабым и беззащитным. Ежедневные покушения на человеческую жизнь; существование больших областей, погруженных в бедность, где люди умирают от голода и болезней, где они отделены от познавательных ресурсов и практик, которыми располагают в избытке многие страны; технологическое развитие, представляющее конкретный риск разрушения экосистемы;  использование научных исследований в области физики, химии и биологии с военными целями; многочисленные войны, которые и сегодня разделяют народы и культуры, - это, к сожалению, только некоторые знаки того, как человек может плохо использовать свои способности, и стать наихудшим врагом секбя самого, теряя осознание своего высокого и специфического призвания сотрудничать с Божьим делом творения.  

С другой стороны, история человечества демонстрирует реальный прогресс в понимании и признании ценности и достоинства каждой личности, что является основой прав и этических импертивов при помощи которых создается общество. Именно во имя утверждения достоинства человека запрещено любое поведение и любой стиль жизни, который может повредить этому достоинству. Так, например, юридически-политические, а не только этические запреты на различные формы расизма и рабства, несправедливой дискриминации и притеснения женщин, детей, больных или инвалидов, являются видимым свидетельством признания неотъемлемой ценности и внутреннего достоинства каждого человеческого существа и знаком истинного прогресса, которого достигла история человечества. Другими словами, лигитимность каждого запрета основана на необходимости опеки истинного морального добра.

37. Если гуманитарный и социальный прогресс по-началу характеризовался прежде всего развитием индустрии и продукции благ потребления, то сегодня он квалифицируется по развитию информатики, исследованию в области генетики, медицины и биотехнологий, применяемых также к человеку, секторов большой важности для будущего человечества, в которых, тем не менее, присутствуют серьезные злоупотребления. «Как столетие назад, когда в своих правах был обижен класс рабочих, Церковь с большим мужеством стала на их защиту, провозглашая священные права личности на работу, так сегодня, когда другая категория личностей поражается в фундаментальном праве на жизнь, Церковь считает своим долгом мужественно подать голос за тех, кто не имеет голоса. Ее евангельский  крик всегда  в защиту бедных, тех, кому угрожают, лишенных их человеческих прав»[59].

С пасторальной и доктринальной миссией Церкви, Конгрегация по вопросам Веры считает своим долгом еще раз подтвердить достоинство и фундаментальные и неотъемлемые права  каждого отдельного человеческого существа, также на первых стадиях существования, и выразить необходимость уважения и опеки, которых требует это достоинство.

Исполнение этого долга включает мужество сопротивняться всем практикам, которые включают тяжелую и несправедливую дискриминацию по отношению еще нерожденным человеческим существам, которые обладают достоинством личности, сотворены по образу Бога. За каждым «нет» прячется, среди трудностей различить добро и зло, огромное «да» признания неотъемлемых  достоинства и ценности каждого отдельного неповторимого человеческого существа, призванного к бытию.

Верные должны насчтойчиво продвигать новую культуру жизни, принимая содержание этой Инструкции с религиозным чувством из духа, зная, что Бог всегда дает необходимую благодать для исполнения своих заповедей, и что в каждом человеческом существе, особенно в самых маленьких, встречаешь самого Иисуса (Мт 25, 40). Также все люди доброй воли, особенно врачи и ученые, открытые на диалог и ищущие правды, должны понять и разделить эти принципы и оценки, обращенные к охране хрупких условий, в которых находится человек на первых стадиях развития и для развития более гуманной цивилизации.    

 Верховный Понтифик Бенедикт XVI,на аудиенции, состоявшейся 20 июня 2008 уивердил данную Инструкцию, принятую на Очередной Сессии данной Конгрегации нижеподписавшемуся Кардиналу Префекту и определил ее для публикации.

Рим, Конгрегация по Вопросам Веры, 8 сентября 2008, Праздник Рожд6ества Богородицы.

Вильям Кардинал Левада

Перфект

Luis F. Ladaria, S.I.Arcivescovo tit. di Thibica

[1] Congregazione per la Dottrina della Fede, Istr. Donum vitae su il rispetto della vita umana nascente e la dignitаdella procreazione (22 febbraio 1987): AAS 80 (1988), 70-102.

[2] Giovanni Paolo II, Lett. enc. Veritatis splendor circa alcune questioni fondamentali dell’insegnamento morale della Chiesa (6 agosto 1993): AAS 85 (1993), 1133-1228.

[3] Giovanni Paolo II, Lett. enc. Evangelium vitae sul valore e l’inviolabilitаdella vita umana (25 marzo 1995): AAS 87 (1995), 401-522.

[4] Giovanni Paolo II, Discorso ai partecipanti alla VII Assemblea della Pontificia Accademia per la Vita (3 marzo 2001), n. 3: AAS 93 (2001), 446.

[5] Cf. Giovanni Paolo II, Lett. enc. Fides et ratio circa i rapporti tra fede e ragione (14 settembre 1998), n. 1: AAS 91 (1999), 5.

[6] Congregazione per la Dottrina della Fede, Istr. Donum vitae, I, 1: AAS 80 (1988), 79.

[7] Come ha ricordato Benedetto XVI, i diritti umani, in particolare il diritto di ogni essere umano alla vita, «sono basati sulla legge naturale iscritta nel cuore dell’uomo e presente nelle diverse culture e civiltа. Rimuovere i diritti umani da questo contesto significherebbe restringere il loro ambito e cedere ad una concezione relativistica, secondo la quale il significato e l’interpretazione dei diritti potrebbero variare e la loro universalitаverrebbe negata in nome di contesti culturali, politici, sociali e persino religiosi differenti. Non si deve tuttavia permettere che tale ampia varietаdi punti di vista oscuri il fatto che non solo i diritti sono universali, ma lo иanche la persona umana, soggetto di questi diritti» (Discorso all’Assemblea Generale dell’Organizzazione delle Nazioni Unite, 18 aprile 2008AAS 100 [2008], 334).

[8] Congregazione per la Dottrina della Fede, Istr. Donum vitae, I, 1: AAS 80 (1988), 78-79.

[9] Ibid., II, A, 1: l.c., 87.

[10] Paolo VI, Lett. enc. Humanae vitae(25 luglio 1968), n. 8: AAS 60 (1968), 485-486.

[11] Benedetto XVI, Discorso ai partecipanti al Congresso internazionale promosso dalla Pontificia UniversitаLateranense, nel 40° anniversario dell’Enciclica Humanae vitae (10 maggio 2008)L’Osservatore Romano, 11 maggio 2008, p. 1; cf. Giovanni XXIII, Lett. enc. Mater et magistra(15 maggio 1961), III: AAS 53 (1961), 447.

[12] Conc. Ecum. Vat. II, Cost. past. Gaudium et spes, n. 22.

[13] Cf. Giovanni Paolo II, Lett. enc. Evangelium vitae, n. 37-38AAS 87 (1995), 442-444.

[14] Giovanni Paolo II, Lett. enc. Veritatis splendor, n. 45AAS 85 (1993), 1169.

[15] Benedetto XVI, Discorso ai partecipanti all’Assemblea generale della Pontificia Accademia per la Vita e al Congresso internazionale “L’embrione umano nella fase del preimpianto” (27 febbraio 2006)AAS 98 (2006), 264.

[16] Congregazione per la Dottrina della Fede, Istr. Donum vitae, Introduzione, 3: AAS 80 (1988), 75.

[17] Giovanni Paolo II, Esort. apost. Familiaris consortio circa i compiti della famiglia cristiana nel mondo di oggi (22 novembre 1981), n. 19: AAS 74 (1982), 101-102.

[18] Cf. Conc. Ecum. Vat. II, Dich. Dignitatis humanae, n. 14.

[19] Cf. Congregazione per la Dottrina della Fede, Istr. Donum vitae, II, A, 1: AAS 80 (1988), 87.

[20] Ibid., II, B, 4: l.c., 92.

[21] Ibid., Introduzione, 3: l.c., 75.

[22] Per fecondazione o procreazione artificiale eterologa si intendono «le tecniche volte a ottenere artificialmente un concepimento umano a partire da gameti provenienti almeno da un donatore diverso dagli sposi, che sono uniti in matrimonio» (ibid., II: l.c., 86).

[23] Per fecondazione o procreazione artificiale omologa si intende «la tecnica volta a ottenere un concepimento umano a partire dai gameti di due sposi uniti in matrimonio» (ibid.).

[24] Ibid., II, B, 7: l.c., 96; cf. Pio XII, Discorso ai partecipanti al IV Congresso internazionale dei medici cattolici (29 settembre 1949): AAS 41 (1949), 560.

[25] Congregazione per la Dottrina della Fede, Istr. Donum vitae, II, B, 6: l.c., 94.

[26] Cf. ibid., II: l.c., 86.

[27] Attualmente, anche nei maggiori centri di fecondazione artificiale, il numero di embrioni sacrificati si aggira al di sopra dell’80%.

[28] Giovanni Paolo II, Lett. enc. Evangelium vitae, n. 14AAS 87 (1995), 416.

[29] Cf. Pio XII, Discorso ai partecipanti al II Congresso Mondiale di Napoli sulla feconditаe sterilitаumana (19 maggio 1956)AAS 48 (1956), 470; Paolo VI, Lett. enc. Humanae vitae, n. 12: AAS 60 (1968), 488-489; Congregazione per la Dottrina della Fede, Istr. Donum vitae, II, B, 4-5: AAS 80 (1988), 90-94.

[30] Sempre piщpersone, anche non legate dal vincolo coniugale, ricorrono alle tecniche di fecondazione artificiale al fine di avere un figlio. Tali pratiche indeboliscono l’istituzione matrimoniale e fanno nascere bambini in ambienti non favorevoli al loro pieno sviluppo umano.

[31] Benedetto XVI, Discorso ai partecipanti all’Assemblea generale della Pontificia Accademia per la Vita e al Congresso Internazionale “L’embrione umano nella fase del preimpianto” (27 febbraio 2006)AAS 98 (2006), 264.

[32] L’Intra Cytoplasmic Sperm Injection (ICSI), simile pressochйin tutto ad altre forme della fecondazione in vitro, si differenzia da esse, perchйla fecondazione non avviene spontaneamente in provetta, bensмmediante l’iniezione nel citoplasma dell’ovocita di un singolo spermatozoo precedentemente selezionato o, talora, mediante l’iniezione di elementi immaturi della linea germinale maschile.

[33] Al riguardo si segnala tuttavia che gli specialisti discutono su alcuni rischi che l’ICSI puтcomportare per la salute del concepito.

[34] Congregazione per la Dottrina della Fede, Istr. Donum vitae, II, B, 5: AAS 80 (1988), 93.

[35] La crioconservazione in riferimento agli embrioni иun procedimento di raffreddamento a bassissime temperature al fine di consentirne una lunga conservazione.

[36] Cf. Congregazione per la Dottrina della Fede, Istr. Donum vitae, I, 6: AAS 80 (1988), 84-85.

[37] Cf. n. 34-35 di questa Istruzione.

[38] Cf. Congregazione per la Dottrina della Fede, Istr. Donum vitae, II, A, 1-3: AAS 80 (1988), 87-89.

[39] Giovanni Paolo II, Discorso ai partecipanti al Simposio su “Evangelium vitae e diritto” e all’XI Colloquio internazionale romanistico canonistico (24 maggio 1996), n. 6: AAS 88 (1996), 943-944.

[40] La crioconservazione degli ovociti иstata prospettata anche in altri contesti che qui non vengono considerati. Per ovocito si intende la cellula germinale femminile non penetrata dallo spermatozoo.

[41] Cf. Conc. Ecum. Vat. II, Cost. past. Gaudium et spes, n. 51; Giovanni Paolo II, Lett. enc. Evangelium vitae, n. 62AAS 87 (1995), 472.

[42] Giovanni Paolo II, Lett. enc. Evangelium vitae, n. 63AAS 87 (1995), 473.

[43] I piщnoti mezzi intercettivi sono la spirale o IUD (IntraUterine Device) e la cosiddetta “pillola del giorno dopo”.

[44] I principali mezzi di contragestazione sono la pillola RU 486 o Mifepristone, le prostaglandine e il Methotrexate.

[45] Giovanni Paolo II, Lett. enc. Evangelium vitae, n. 58AAS 87 (1995), 467.

[46] Cf. CIC, can. 1398e CCEO, can. 1450 § 2; cf. anche CIC, can. 1323-1324. La Pontificia Commissioneper l’interpretazione autentica del Codice di Diritto Canonico ha dichiarato che con il concetto penale di aborto si intende «l’uccisione del feto in qualunque modo e in qualunque tempo dal momento del concepimento» (Risposte a dubbi, 23 maggio 1988: AAS 80 [1988], 1818).

[47] Allo stato attuale delle conoscenze, le tecniche proposte per realizzare la clonazione umana sono due: la fissione gemellare e il trasferimento di nucleo. La fissione gemellare consiste nella separazione artificiale di singole cellule o gruppi di cellule dall’embrione, nelle prime fasi dello sviluppo, e nel successivo trasferimento in utero di queste cellule, allo scopo di ottenere, in modo artificiale, embrioni identici. Il trasferimento di nucleo, o clonazione propriamente detta, consiste nell’introduzione di un nucleo prelevato da una cellula embrionaria o somatica in un ovocita precedentemente denucleato, seguita dall’attivazione di questo ovocita che, di conseguenza, dovrebbe svilupparsi come embrione.

[48] Cf. Congregazione per la Dottrina della Fede, Istr. Donum vitae, I, 6: AAS 80 (1988), 84; Giovanni Paolo II, Discorso ai Membri del Corpo Diplomatico accreditato presso la Santa Sede (10 gennaio 2005), n. 5: AAS 97 (2005), 153.

[49] Nuove tecniche di questo genere sono, per esempio, l’applicazione della partenogenesi all’uomo, il trasferimento di un nucleo alterato (Altered Nuclear Transfer: ANT) e la riprogrammazione assistita dell’ovocita (Oocyte Assisted Reprogramming: OAR).

[50] Giovanni Paolo II, Lett. enc. Evangelium vitae, n. 60AAS 87 (1995), 469.

[51] Benedetto XVI, Discorso ai partecipanti al Congresso internazionale sul tema: “Le cellule staminali: quale futuro in ordine alla terapia?”, promosso dalla Pontificia Accademia per la Vita (16 settembre 2006)AAS 98 (2006), 694.

[52] Cf. n. 34-35 di questa Istruzione.

[53] Cf. Benedetto XVI, Discorso ai partecipanti al Congresso internazionale sul tema: “Le cellule staminali: quale futuro in ordine alla terapia?”, promosso dalla Pontificia Accademia per la Vita” (16 settembre 2006)AAS 98 (2006), 693-695.

[54] Giovanni Paolo II, Lett. enc.Evangelium vitae, n. 63AAS 87 (1995), 472-473.

[55] Cf. ibid., n. 62: l.c., 472.

[56] Congregazione per la Dottrina della Fede, Istr. Donum vitae, I, 4: AAS 80 (1988), 83.

[57] Cf. Giovanni Paolo II, Lett. enc. Evangelium vitae, n. 73AAS 87 (1995), 486: «L’aborto e l’eutanasia sono dunque crimini che nessuna legge umana puтpretendere di legittimare. Leggi di questo tipo non solo non creano nessun obbligo per la coscienza, ma sollevano piuttosto un grave e preciso obbligo di opporsi ad esse mediante obiezione di coscienza». Il diritto all’obiezione di coscienza, espressione del diritto alla libertаdi coscienza, dovrebbe essere tutelato dalle legislazioni civili.

[58] Giovanni Paolo II, Lett. enc. Evangelium vitae, n. 89AAS 87 (1995), 502.

[59] Giovanni Paolo II, Lettera a tutti i Vescovi circa “Il Vangelo della vita” (19 maggio 1991)AAS 84 (1992), 319.

Luis F. Ladaria, S.I.Arcivescovo tit. di Thibica

Перевод на русский язык - др Зоя Серебровская

Про Рух

Рух Світло-Життя заснований у Польщі слугою Божим о.Франциском Бляхницьким. Цей рух є одним з рухів віднови Церкви.
Рух є:

  • євангелізаційним
  • катехуменальним
  • рухом визволення людини

Контакти

Центр Руху Світло-Життя

вул. Чуднівська 1а

с. Корчак

обл. Житомирська

12421

Тел: 096-110-17-34

о. Олег Сартаков

Карта